Sigillum  Diaboli
  

Достаточно ведомо, что дух тьмы
                                                       принимает часто облик ангела света,
                                                        чтобы тем вернее соблазнить и погубить
                                                        слабые души.
                                                                             В.Я.Брюсов,
                                                                            "Огненный ангел"

Итак, мрачное средневековье. Время, когда вся старушка Европа была озарена яркими отсветами инквизиторских костров, в которых полыхали сотни и тысячи женщин, имевших или якобы имевших какие-либо сношения с нечистой силой.

Изображение нецветное. В приглушенных теплых коричневых тонах, с эффектом старинных фотографий. Иногда картинка "мягкая", как бы чуть размытая. Там, где надо, контуры очень четкие. Deep shadows. Brilliant highlights.

Пригорок, спускающийся к небольшой речке. С пригорка виден монастырь на холме, под огромными, раскатистыми каштанами. Весьма обыкновенный монастырь, каких много возводили в старину, не отличающийся особой красотой постройки, обнесенный толстыми стенами, обведенный рвом, как рыцарский замок. Простые строения келий. Храм первобытно-стрельчатой архитектуры с маленькой колокольней. Неподалеку лес и деревня.

Видим внутренность храма. Небольшое помещение. Мутно сияющий в слабом оконном свете и свете восковых свечей алтарь. Большое распятие, букеты из лоснящихся траурных лилий, курение ладана, небожители в непринужденных позах, в ризах, поражающих обилием и силой складок, царящие на церковных сводах в звездах, и прочая соответствующая атрибутика. Час молитвы. На переднем плане усердно молятся монашки. Позади, ближе к выходу, за одной из скамей для прихожан не менее усердно и искренне молится наша главная героиня: очень юная барышня, которой еще только предстоит пройти постриг, а пока она, как ученица, живет в монастыре. Конечно, она прелестна, стройна, гибка - жаль, что такое "сокровище" обречено на прозябание в темных душных монастырских стенах. Брюнетка (если уж Вилле так нравится). На ней "глухая" белая блузка и темный сарафан до пят. В скрещенных пальцах сжимает четки с крестом и всё шепчет священные слова пухлыми губками, вскинув преданный взгляд больших карих глаз к распятию.

Тут-то все и начинается. Вдруг девушке чудится голос невесть откуда: "I can't see..." Она растерянно морщит лобик и прикрывает глаза. Но голос не исчезает. Девушка вновь распахивает ясные очи и теперь ей уже кажется, будто это доносится от распятия, которое видно мутновато и плывуче, будто оно вот-вот оживет. Слова "I'm your Christ and I want you..." пугают её, и она, судорожно перекрестившись, поцеловав крестик, сжимаемый в кулаке, поспешно покидает молящихся.

Закрыв за собой тяжелую дубовую дверь, девушка несколько мгновений переводит учащенное дыхание, прижавшись спиной к стене. Она произносит в отчаянии лишь одно слово, которое можно прочесть по губам: "Again!..", из чего понятно (или, думаю, можно догадаться), что такое уже было раньше, и вот - наваждение снова начинает преследовать её. "I can't see through your eyes, bring your tears on me..." Выражение лица нашей героини становится жалостливым и страдальческим. Путаясь в своей широкой длинной юбке, она бежит прочь по коридору, растворяясь постепенно в его мраке.

Далее картинки меняются быстро, так как и песня "разворачивается" стремительно. Тем не менее этого достаточно, чтобы увидеть, что голос следует за девушкой неотступно, чем бы она ни занималась: помогает ли монахиням по хозяйству, читает ли святые книги в маленькой пыльной библиотеке, молится ли в своей келье...

Останавливаемся на этой самой келье. Комнатка с одним-единственным продолговатым окошком с узорчатой решеткой, увитой жиденьким плющом, карабкающимся снаружи по грубой каменной стене. Вид оттуда на монастырский двор и на каштан, отбрасывающий и в без того скудно освещенную келью свои подвижные тени, которые ягуаровыми пятнами копошатся на холодном дощатом полу. Из обстановки: кровать, стол, стул, небольшой алтарь в углу, распятия и изображения святых. Наша героиня, босая, в свободной белой ночной рубашке(своей тонкостью, однако, не скрывающей от нас всей прелести юного тела), с крестом на шее, коленопреклоненная, стоит перед своим алтарем на фоне окна, откуда её и без того бледное личико нежит млечным светом пробивающаяся сквозь павлинохвостую листву луна. Профиль вполне спокоен, руки скрещены у груди. Она зажигает тонкую и длинную свечку, ставит к уже горящим, крестится и уже привстает, чтобы отправиться спать в свою целомудренную постельку, но... Девушка вздрагивает от неожиданности и отшатывается от видения, так упорно преследовавшего её последнее время и ныне воплотившегося окончательно во всей своей пугающей чудесности. На месте алтаря - юноша, прекрасный лицом и стройный телом, пригвожденный к кресту (да простит меня Вилле! Залижу все раны, darling:)) ) Его как бы светящееся изнутри тело, мраморно-белое, изящно изогнуто, белый плат опоясывает бедра. Выражение его лица совсем не мученическое, скорее безмятежное. Глаза закрыты. Голова склонена к левому плечу, темные кудри льнут к щеке (чтобы было яснее, посмотрите на обложку DS&BH), увенчан терниями перевитыми с белыми розами... Не следует, конечно, забывать о Миге, Лили, Гасе и Бартоне... Так вот, слева и справа от прекрасного юноши стоят по два "ангела" (их изображения менее четки, большие крылья за спинами кажутся пушистыми). "Ангелы" снимают Вилле, а то есть героя сего клипа, с распятия и заботливо кладут его к ногам девушки. Она, застыв в трепете страха и восторга одновременно, смотрит широко распахнутыми глазами на юношу, распростертого у её ног в убранстве разбросанных вокруг глянцевитых лилий и алых пышных роз, кровоточащих как стигматы на руках святых ("алых", конечно, условно, раз изображение нецветное). И всё это - пока идет "Oh, so you've come from above..."

Со словами "I can't see..." Вилле внезапно открывает глаза, как бы оживая или просыпаясь, и поёт. Когда он срывается на крик в "...to carry your heavy load of life", разом испепеляются и исчезают "ангелы", распятие, цветы, венец с головы, плат с вилленых бедер и ночная рубашка девушки. Одновременно с этим Вилле резко поднимается, устремляясь к девушке, - и они уже в постели. Что следует дальше, думаю, особо объяснять не надо. Девушка, приняв коварного адского демона-соблазнителя за небесного посланника, призванного возвестить ей о том, что она станет святой, соединившись с ним, вступает с этим демоном-инкубом в самую что ни на есть страстную плотскую связь. Может быть, она и осознает, что свершилось страшное, что она обманута (например, когда сами по себе рассыпаются с её шеи бусы с крестом, или, когда она видит какой темный взгляд, сверкающий адовым пламенем, у этого якобы божьего посланника). <Естественно, что и "ангелы" те были демонами-сообщниками>. Но поделать бедняжка ничего не может, потому что "Diabolus potens et mirabilis spiritus est" (то бишь "Дьявол - дух могущественный и удивительный"): поддавшись искушению, совладать с демонической силой невозможно и, к тому же, сладкий яд желания отравляет её тело мгновенно, заставляя самой желать греха... C'est la vie...

Заключение таково (уже без музыкального сопровождения). Мы видим обнаженную девичью спину с роковой меткой на изогнутом хребте (цитирую: "Ведьмы получали особый знак, sigillum diabolicum, при заключении пакта с дьяволом. Знак этот мог быть на любом месте тела, но особенно часто бывал на спине, у самого конца спинного хребта. Знак часто имел форму зайца, или жабьей лапы, или черной кошки"... Последнее эстетичнее, пусть будет кошка...). Видим, как содрогаются в плаче отчаяния озябшие плечики. Склоненного лица почти не видно за занавесью волос. Девушка стыдливо пытается прикрыться каким-то тряпьем, сидя на грязной соломе в сырой темнице перед "непробиваемыми" в своей суровости судьями...

Последний кадр: роковой фолиант "Malleus maleficarum" ("Молот ведьм"), по которому гулко ударяет молот средневекового церковного правосудия - и картинка, вспыхнув огнем инквизиционного костра, обугливается и исчезает.

ArDor


Back to the Close to HIM Main Page