Автор Infernal Trinity

Дни без снов

- 1 -


Сибилла вздрогнула и проснулась. Несколько секунд полежала неподвижно, прислушиваясь к тишине и вглядываясь в темноту. Ничего... Только её собственное сбившееся дыхание. Губы пересохли... Воды бы попить. И покурить. Рука машинально потянулась к тумбочке, где лежали сигареты. Пусто — ни сигарет, ни даже тумбочки. Странно... Сибилла окончательно проснулась и, нервно отдёрнув руку, села в кровати — чёрт! она же не курит ЗДЕСЬ. Только ТАМ...
Зарывшись пальцами в свои чёрные волосы и до боли сдавив виски, попыталась методично вспомнить, что же ей сегодня снилось. Так... Какая-то чушь про вампиров и оборотней... Залитые солнцем луга... Почему-то церковь... Ах, да, еще она купалась в реке. Такой чистой холодной реке, Сибилла до сих пор помнила ощущение влажной свежести на теле, капли воды на лице... Стоп! Капли на лице — похоже, это уже не сон, а вполне банальные слёзы... Она опять разревелась, как идиотка. А всё из-за чего? Из-за того, что все эти дурацкие картинки означали одно — ей снова не приснился ЭТОТ сон. Как и вчера. Как и позавчера. Как и три, и четыре, и пять дней назад... О, Боже, как она устала!
Сибилла вздохнула и, завернувшись в струящуюся простыню цвета сливок, встала с кровати. Прошлёпала босыми ногами через комнату и вышла на балкон.
Полнолуние... Огромная луна, как прожектор, смотрела прямо на Сибиллу. И ловила в ответ задумчивый взгляд усталых карих глаз. Под обнажающе-ярким белым светом полной луны всё в округе, потеряв свои красочные оттенки, казалось унылым, бесформенным и некрасивым. Но только не Сибилла. Какие оттенки мог отнять у неё лунный свет, если её кожа и так всегда была молочно-белой, а густые волосы и длинные ресницы — иссиня-чёрными?.. Она стояла на балконе, по-королевски кутаясь в шелковую простыню, — высокая, тонкая и красивая, и луна, признавая её совершенство, лишь покорно усиливала её красоту.
Сибилла же думала о своём. Глядя на яркое светило, она мучительно пыталась понять, ПОЧЕМУ... Почему ей больше не снятся ЭТИ сны? Почему всё так внезапно прекратилось? Почему её лишили возможности испытывать безумное счастье? Разве она в чём-то виновата? Она так привыкла к этой своей второй жизни, привыкла к Нему... Она совершенно не была готова к тому, что всё закончится.
Луна тускло блеснула на железном ограждении балкона. Сибилла вздохнула. В ту ночь, когда она увидела Первый сон, тоже было полнолуние.
Мысли понеслись по накатанной. Воспоминания... Прошлое... Воспоминания — вот всё, что у неё осталось, всё, чем она жила последние дни. Дни без снов, как она их называла. Дни без Него. Бессмысленные дни, потому что Он стал смыслом её жизни.


- 2 -


...Всё началось пару месяцев назад.
Воскресный день, летняя жара. Они с Лизой, держась за руки, прогуливались по узким раскалённым улочкам. Лиза как всегда много болтала и заразительно смеялась, встряхивая короткими белокурыми волосами. Сибилле было с ней всегда легко и весело, так, как и должно быть рядом с подругой.
Они как раз решили зайти в ближайшее кафе, чтобы выпить чего-нибудь прохладительного, когда Лиза вдруг вцепилась в руку Сибиллы, привлекая её внимание.
— Постой-ка, Сиби, — Глаза Лизы зажглись интересом. — Смотри, какая вывеска... "Салон господина Харона, предсказателя. Узнай, что готовит тебе Судьба", — таинственно прочитала она и заговорщицки подмигнула подруге. — Слушай, а давай зайдём?.. Я до жути хочу узнать своё будущее!
— Нет, ни за что! — Сибилла отрицательно тряхнула головой. — Чего мы там забыли? Да они же все ненастоящие — наговорят тебе какой-нибудь ерунды, а ты им еще и деньги плати за это...
— Си-и-иби!..
— Лиза, ну это же абсолютное ребячество! Ты что, перегрелась на солнце?!
Но Лиза, с упорством искателя приключений в глазах, уже устремилась к салону. Сибилле ничего не оставалось, кроме как последовать за нею.
Девушки открыли дверь и вошли внутрь. Внутри помещение было оборудовано по всем правилам заведений такого рода — полумрак, свечи, картинки и странный запах чего-то жжёного (и кому он только кажется магическим? обыкновенная вонь...) — таинственно и банально. Чёрные шторы на стенах и, — почему-то электронные, — часы со светящимися цифрами на столе.
Сибилла пожала плечами и вздохнула, — очередное шарлатанство. Если бы не Лиза, она никогда бы сюда не зашла...
Им навстречу из-за чёрной шторины вынырнул невысокий лысоватый мужичок в очках и тёмной накидке. Он выглядел настолько несуразно, что Сибилла приняла его за помощника того самого предсказателя.
Мужичок наигранно радушно улыбнулся, поинтересовался о цели визита обоих "милых дам", и, услышав, что они хотели бы узнать своё будущее, деловито засуетился. Отодвинул шторину и пригласил их в другую комнату. Те же полумрак и свечи — у кого-то здесь явно хромала фантазия. Лиза тихонько хихикнула. Сибилла молча пихнула её в бок: "Раз уж затащила меня сюда, то хоть имей совесть не иронизировать!" Лиза уткнулась носом в её плечо, давясь от смеха.
Их усадили на низенький диванчик (опять же чёрный) и зачем-то поставили перед ними еще свечи. "Дьявола что ли будут изгонять?.." — таинственно шепнула Лиза на ухо подруге, за что получила ещё один толчок в бок.
В кресло перед ними уселся тот самый лысоватый тип и заговорил с ними негромким голосом. Сибилла с удивлением поняла, что он и является тем самым господином Хароном, предсказателем. Н-да... Никаких тебе таинственных личностей с потусторонним взглядом, никаких загробных голосов и магических заклинаний. Совсем неинтересно... Что он там говорит?..
— ...подвергну вас коротенькому гипнозу, чтобы войти в контакт с вашими энергетическими аурами. Это вам никоим образом не повредит, даже наоборот, потом вы почувствуете себя отдохнувшими и полными сил, а я расскажу, что ожидает вас в будущем... Ну, что — согласны?..
"Господи, где он набрался таких банальностей?.." — Сибилла снова разочарованно вздохнула и уверенно кивнула головой:
— Согласны. — Уж кому как не ей знать, что её невозможно было загипнотизировать. Но притвориться она сумеет. А тем временем присмотрит за Лизой.
— ...три, четыре... — монотонно бубнил предсказатель. — Ваши веки наливаются свинцом... Пять, шесть... Вы слышите только мой голос... Семь, восемь... На счёт десять вы окончательно расслабитесь и заснёте, а когда проснётесь, то будете чувствовать себя бодрыми и свежими... Девять, десять...
Когда Сибилла очнулась, то сразу поняла, что что-то не так. Причём "что-то не так" было не только с ней, но и в обстановке. Лиза сидела немного в стороне и озабоченно поглядывала то на подругу, то на предсказателя. Господин Харон же, в свою очередь, раздражённо смотрел на Сибиллу из-под очков. Его лысина почему-то блестела от пота.
— Предупреждать нужно, милая девушка, что вы не из простых, а из ЭТИХ!.. — Сказал он резко, пригвождая её взглядом к дивану. — А если бы я не смог вернуть вас обратно?! Будь у меня немного поменьше силы, и ваша аура парила бы сейчас в энергетическом пространстве Вселенной! Вам должно быть стыдно за такое поведение!..
Сибилла и без его нападок чувствовала себя отвратительно — непонятная слабость сковывала всё тело, дикая головная боль разрывала мысли... А тут еще этот недоделанный самоучка говорит какую-то чушь... 
— Из каких "из этих"?.. — нетвёрдо спросила она и поморщилась — звук собственного голоса вызвал новый приступ дикой головной боли. — Вы рехнулись, что ли? Одурманили нас чем-то, а теперь еще и бред хотите внушить... Да на вас надо пожаловаться, куда следует, а не деньги вам платить!..
Она резко встала, подождала, пока в глазах прояснится и, протянув Лизе руку, потащила её к выходу.
— Мы уходим отсюда, пока этот шарлатан еще чего-нибудь с нами не сделал...
— Это я-то шарлатан?! — Возмутился предсказатель. — Да это таких как ты надо наказывать! Приходят с такой энергетикой к нормальным людям и даже не предупреждают!.. Хоть бы имя своё для приличия вовремя сказала... Никогда бы не стал связываться с человеком с таким именем! — бросил он уже вдогонку.
Сибилла так удивилась, что остановилась как вкопанная, покачнувшись от налетевшей на неё по инерции Лизы.
— А что не так с моим именем??
— О!.. — Предсказатель вскинул руки в крайней степени изумления. — Она спрашивает что не так с именем Сибилла?!! Да всё не так! О, великие духи Вселенной, помогите мне! Девочка, шла бы ты своей дорогой и не мучила бы меня больше своим присутствием... А еще лучше, если бы ты вообще забыла, что сюда заходила!
Сибилла еще несколько секунд постояла, слушая его, потом покрутила пальцем у виска и, увлекая за собой Лизу, вышла на свежий воздух.
Отойдя на пару кварталов от странного салона, девушки остановились.
— Это ты сказала ему моё имя? — Сибилла взглянула на Лизу.
— Ничего я ему не говорила, — отрицательно покачала головой та.
— Лиза, обещай мне, что ты больше не будешь подталкивать меня на подобного рода авантюры, — Сибилла без улыбки посмотрела на подругу, а потом вдруг, покачнувшись, ухватилась за её плечо. — Ох, что-то мне нехорошо, будь неладен этот предсказатель!..
— Да что с тобой, подружка?.. — Лиза обеспокоено вгляделась в её лицо. — Ты очень плохо выглядишь. 
— Я и чувствую себя так же... — Сибилла тряхнула головой. — А ты как?
— Я? Прекрасно! Так, как и обещал этот человек — отдохнувшей и бодрой... А с тобой у него явно что-то не заладилось, я сама видела. Меня он разбудил минут на пять раньше, чем тебя, а пока возился с тобой, аж вспотел, бедный... Всё руками взмахивал да бормотал что-то несуразное... Сиби, а почему ты вообще отключилась? Ты же вроде говорила, что тебя нельзя подвергнуть гипнозу?..
Хотела бы она сама это знать! Сибилла глубоко вздохнула и провела рукой по волосам:
— Может, этот странный запах так подействовал... Не знаю... Лиза, я, наверное, пойду домой... Отлежусь немного.
Лиза кивнула:
— Я провожу тебя.
Дома Сибилла успокоила дикую головную боль двумя таблетками обезболивающего, а ночью ей в первый раз приснился этот сон.

...Ей приснилось, что она сидит за столиком в ночном клубе. Темнота, мигающие неоновые лампочки, оглушающая музыка и одуряющая духота. Вокруг шатались какие-то странноватые личности с длинными волосами и преимущественно в чёрном. На сцене впечатляюще выступала какая-то группа. Солист... Хм-м... Сибилла почему-то смотрела на него с такой же впечатляющей злостью. И курила. Затяжно, с наслаждением, взглядом посылая молнии на голову этого бледного черноволосого дьявола с таким невыносимо красивым голосом. 
На столике перед Сибиллой стоял полупустой бокал с бордовым вином. Но вино её сегодня не брало, как бы ей не хотелось расслабиться. Затрещал мобильник, действуя на нервы, за что был с раздражением извлечен на свет и отключен. Сибилла взглянула на себя в зеркальную панель. Белая кожа светилась в темноте, блестящие неугомонные волосы рассыпаны по плечам, чернющие подведённые глаза и тёмные губы. Потрясающе... Чёрт, да кому это интересно?.. Уж точно не ему... Мерзавец.
— Привет, — ласково прошептал ей в затылок мерзавец и плюхнулся в кресло напротив. — Дорогая, я не видел со сцены, чтобы ты мне хлопала.
Мило. Она припечатала его взглядом к сиденью, потом отвела глаза в сторону.
— А ты того стоишь? — Поинтересовалась меланхолично, снова затягиваясь сигаретой.
Брови домиком и невинные глазки. Ну и что, что ты красивый? Всё равно мерзавец.
— Детка, тебе перестали нравиться мои песни или я сам?..
Риторический вопрос. Исключительно для произведения эффекта. Интересно, как он отреагирует, если однажды получит обстоятельный ответ?..
— Ты вчера опять надрался со своими дружками... — С её стороны это был не вопрос, это была констатация факта. Почему-то её голос всегда был спокоен, когда она злилась. — Я прождала тебя весь вечер.
Опустил ресницы и изогнул уголок рта, — знает, как произвести впечатление. Вроде как тему перевёл. Сейчас сделает вид, что ничего не слышал. Она могла бы написать толковый словарь по расшифровке его мимики, да времени было жалко — она подозревала, что получился бы не один том...
— Дорогая, нам с ребятами предложили записать альбом.
— Ну и что? — Снова взгляд в сторону.
Дёрнул плечами и понимающе улыбнулся.
— Ты могла бы порадоваться за меня...
— Я радуюсь.
Молчание было еще более невыносимым из-за грохочущей вокруг музыки. Он потянулся длинными пальцами к пачке сигарет, лежащей на столике, и тоже закурил. Пристально смотрел на её лицо, пуская дым из ноздрей и молчал. Она знала, что так может продолжаться очень долго. Он будет молча смотреть на неё, пока у неё первой не кончится терпение. Тогда она взорвётся, наговорит ему кучу гадостей, потом сама же раскается в своих словах и, чтобы загладить собственную вину, простит его. А он искушающе улыбнётся, и... И завтра она опять проснётся в его постели.
Это его пренебрежение к её обидам и злости просто сводило с ума. Она готова была убить его в такие моменты, одновременно начиная заводиться при мысли о еще одной ночи любви. Он знает об этом, потому-то ТАК и улыбается. МЕРЗАВЕЦ.
— Я вижу, ты сегодня не в настроении, — сказал он вдруг. Эй, это не по правилам! Ты не должен был заговорить первым!.. — Я пойду тогда, ты не против?.. — "Ку-у-уда?!!" — Нам с ребятами нужно репетировать, всё-таки запись альбома — это серьёзно... Позвони мне, когда перестанешь злиться, ладно? Я буду ждать.
Он поднялся и подошел к ней. Порезал чувственным взглядом, поранил движением красивого рта, взорвал нежным прикосновением пальцев и окончательно добил долгим горячим поцелуем. Умеет.
Гад.
Ему вслед со столика полетел бокал с бордовым вином и её проклятия...

...Когда Сибилла проснулась, то долго не могла прийти в себя и понять, где она, кто она и что вообще происходит. Сердце лихорадочно стучало, мысли путались, а дыхание никак не хотело восстанавливаться. События из сна как реальные стояли перед глазами, ощущения были просто неправдоподобно отчетливыми... Злость, раздражение, тоска, бешеное неудовлетворенное желание, а главное — какая-то просто одержимость Им. Сибилла никогда в реальной-то жизни не испытывала таких сильных эмоций, не то что во сне... Тогда она просто тряхнула головой и списала всё на дневные впечатления и полнолуние. Поклялась себе, что никогда больше не будет связываться ни с какими предсказателями, магами или колдунами, которые перемешивают все мозги в голове.
На вторую ночь ей опять приснился подобный сон. О, на этот раз всё было гора-аздо интереснее, потому что Он и Она помирились. В постели. Каждый раз, когда Сибилла вспоминала этот сон, она краснела. И чувствовала, как кровь становится нестерпимо горячей.
Когда и на третью ночь Сибилла увидела те же лица, она забеспокоилась. 
На четвёртую она была в совершеннейшей панике, так как начала подозревать, что это не просто сны. Что это вообще не сны... Разве могут события во сне продолжаться каждый раз в таком точном хронологическом порядке? Разве могут быть во сне такие реальные ощущения и такие сильные чувства? Сибилла поздравила себя с диагнозом "шизофрения" и отправилась к тому предсказателю, чтобы он вернул её в нормальное состояние и вернул ей её обычные сны.
Как она и боялась, предсказателя и след простыл. В этом не было ничего мистического, просто у него закончилась аренда помещения, и он отбыл в неизвестном никому направлении. В салонах по соседству от Сибиллы шарахались как от чумной, лишь только заглянув в её глаза. Пришлось вернуться домой ни с чем.
На пятую ночь Сибилла наглоталась крепчайшего чёрного кофе, чтобы не заснуть. Она твёрдо решила не влезать больше в чужую жизнь, которую, — как она догадалась, — она проживала во сне. Усталость сморила её на рассвете, но, вопреки надеждам, Сибилла вновь оказалась ТАМ. И этот сон был едва ли не самым испытывающим из всех предыдущих, так как она увидела "этого мерзавца" при слабом утреннем свете. Спящего. Невинного. Утомленного после бурной ночи. С рассыпанными по подушке чёрными волосами. С трепещущими во сне полумесяцами пушистых ресниц. С рисунками на бледной груди и руке. Она лежала рядом с ним на смятых простынях и жадно крала у собственника-утра Его красоту. Она завидовала Той, которая могла видеть его целыми днями, и чувствовала, что больше не будет бояться своих странных снов. Нет, теперь она будет ждать их с нетерпением...


- 3 -


Сибилла вздрогнула от внезапно налетевшего ветерка и вновь посмотрела на полную луну. Улыбнулась. Воспоминания всегда приносили ей удовольствие. Поправила съехавшее с одного плеча шелковое покрывало и стала вспоминать дальше.

...В той, другой жизни её звали Мари. Она жила в небольшом городке с неимоверным количеством ночных клубов и обожала "неправильно" себя вести. Она носила исключительно чёрную одежду, много курила, причём не всегда обычные сигареты (чего Сибилла категорически не принимала), и была дико влюблена в Него (тут Сибилла её прекрасно понимала), называя его при этом чаще всего "мерзавцем".
Его звали Вэл, он был музыкантом. Талантливым, красивым, сексуальным и в меру эгоистичным. Он был уверен, что в один прекрасный день станет известным, и эта уверенность придавала ему еще больше шарма. Мари тоже была уверена, что Вэл станет известным, и это сводило её с ума. Он считал её своей девушкой. Он называл её всеми ласковыми словечками, какие только мог придумать, но в том, что он по-настоящему её любит, Мари сомневалась.
Они вели преимущественно ночной образ жизни. Ходили по клубам, слушали тяжелую музыку и пили вино. Их жизнь была полной противоположностью той, которую вела Сибилла, — жизнь тёмная, оглушающая и возбуждающая. Романтика полуночных улиц, неоновых огней и хмельных объятий. Постоянная опасность сорваться в пропасть. Жизнь на лезвии ножа. Сибилла никогда бы не подумала, что ей это может понравиться, но она жила ощущениями Мари, а Мари всё это нравилось. И постепенно, день за днём, Сибилла сама не только привыкла к своей странной параллельной жизни, но в какой-то степени и полюбила её. А потом она полюбила Вэла... Наверное, это было закономерно, ведь у неё с Мари были общие ощущения, а Мари его обожала. Да и как можно было не обожать это чудо? Катастрофическая привлекательность и повадки лениво развалившегося на солнышке хищника, — взрывная смесь для впечатлительных особ. Стопроцентная приманка с последующим заключением жертвы в чувственный капкан. Что ж, и Сибилла не стала исключением, влюбившись в Вэла страстно, намертво. Каждую ночь она ложилась спать, предвкушая встречу с ним, ожидая его объятия. При этом почему-то совершенно не ревнуя его к Мари, хотя Мари была в гораздо более выигрышном положении, — ведь Вэл был ЕЁ реальностью...


- 4 -


Сибилла закрыла балконную дверь и задёрнула шторы, — она не любила смотреть на полную луну через стёкла. Накинула халат и прошла на кухню, чтобы поставить вариться кофе. Ей нужен крепкий кофе. Много крепкого чёрного кофе, чтобы не заснуть. Если она не заснёт, то, проснувшись, не обнаружит, что снова не видела Его... Не видела так давно.


...Мари тоже любила чёрный кофе, но она не умела его готовить. Для неё кофе варил всегда Вэл. А Мари в это время сидела на табуретке и пожирала глазами его белую спину. Молча курила и, прищурившись, как кошка следила за каждым его мимолетным движением. Однажды не сдержалась и, протянув руку, скользнула ногтями по его позвоночнику, медленно, чуть надавливая, от самого основания шеи... Как он замер тогда!.. Вздрагивая, вытерпел где-то до изгиба поясницы, потом развернулся и, сжигая взглядом, впился в её губы... Кофе сбежал, но кого это волновало?..

Кофе сбежал... Чёрт! Сибилла рывком выключила плитку и в отчаянии посмотрела на теперь уже никуда не годный напиток. Ну что за досада!.. Она что, уже кофе не может сварить без воспоминаний?!.
"Что делать-то будем?.." — спросила у пустой чашки, как будто та была её собеседницей.
Уронив голову на руки, Сибилла попыталась мыслить логически, что уже можно было причислить к подвигу, учитывая обуревавшее её отчаяние.
"Так, сны прекратились... Это понятно..." Где-то в груди, невежливо напомнив о себе, больно сжалось сердце, но Сибилла, зажмурившись, продолжала думать дальше. "Непонятно другое — почему они прекратились? И почему так внезапно?" Дело не в ней, она это чувствовала. Нет, тут явно было что-то другое. Просто она словно перестала получать доступ в тот мир, к которому уже успела привыкнуть, к которому стремилась всей душой. Перед нею словно закрыли дверь, и теперь она в тупом бессилии безрезультатно билась о неё.
Сибилле вспомнились несколько последних снов, когда ей отчётливо показалось, что с Мари что-то происходит. Она курила больше обычного, больше обычного молчала и раздражалась по пустякам. Единственным светлым пятном был Вэл, но он постоянно пропадал на этих своих дурацких репетициях. Возвращался уставший, хмельной и прокуренный. На её депрессию он не обращал внимания, её упрёки пропускал мимо ушей, а когда она закатывала истерики, просто разворачивался и уходил. Всё это не добавляло хорошего настроения. Мари плохо спала, плохо ела и думала о плохом.
Стоп. Сибилла тряхнула головой и нахмурилась. Та-ак... Теперь к её отчаянию прибавилось еще и беспокойство. Прекрасно. Из огня да в полымя. Она встала и заметалась по кухне, похожая на дикую пантеру в клетке. 
"Ну что, что происходит?!. Нет, я с ума сойду скоро!.. Что же случилось?!. Что делать-то?!!"
Мысль, пришедшая в голову, была такой неожиданной, что Сибилла остановилась как вкопанная, больно ударившись об угол стола. Потирая ушибленную ногу, чуть морщась от болезненного ощущения, она вдруг, впервые за несколько последних дней, довольно улыбнулась.

— Сиби, я что-то ничего не понимаю.. — Лиза озадаченно смотрела на подругу. — Какого чёрта ты собралась туда ехать? Тебе что, делать больше нечего?!
— Лиза, милая, мне просто нужно всё выяснить. — Голос мягкий, но непреклонный. По глазам подруги Лиза поняла, что та уже всё решила.
— Ну, хорошо... Но обещай звонить мне хотя бы раз в день, ладно? И я прошу тебя, не наделай каких-нибудь глупостей...
— Лиза, ну когда я делала глупости?.. Ты же меня знаешь…
— В последнее время я нахожу, что знаю тебя недостаточно...


- 5 -


Самолёт прибыл точно по расписанию — в 22-45.
Сибилла шла по ночным улицам, знакомым и незнакомым одновременно. Она видела их десятки раз, но видела глазами Мари. Она каждую ночь впитывала их атмосферу, но впитывала ощущениями Мари. И теперь было немного странно самой идти по этим тротуарам, чувствовать холодный ветер на лице и точно знать, что вот сейчас из-за угла появится вывеска, ярко освещенная красным, а чуть дальше — реклама, переливающаяся зелёным и голубым...
До ночного клуба, где Вэл с Мари обычно проводили время, Сибилла добралась пешком довольно быстро. В неоновой надписи "Дикари" как обычно мигала буква "р". Из-за двери доносились звуки тяжелой музыки, которая внутри, конечно же, была просто оглушительной.
Сибилла стояла у входа и не решалась войти. Проделав весь путь в состоянии какого-то полубезумия, она теперь смотрела на эту уже вполне реальную, порядком потрёпанную дверь, как на какую-то грань, отделяющую её все еще нормальную жизнь от того, что могло случиться, войди она сейчас внутрь. Она стояла, обхватив себя руками и дрожала в своём тонком чёрном шёлковом пальто. "Я только посмотрю, — напоминала она себе. — Я только удостоверюсь, что с ними обоими всё в порядке, и сразу уйду. Они не узнают, что я была здесь. А я наконец-то успокоюсь и попытаюсь забыть всю эту историю..." Чёрт, ну как же холодно! Пора уже сделать хоть что-то, — открыть эту дверь, что ли... 
Сибилла увидела группку людей, идущих по тротуару по направлению к клубу и о чём-то негромко разговаривающих. Она решила подождать их и зайти вместе с ними, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.
Когда группка показалась в свете ближайшего к клубу фонаря, Сибилла подумала, что фраза "земля уходит из-под ног", оказывается, очень точно выражает некоторые ситуации... Их было немного, — шесть или семь человек, — а впереди всех шёл Вэл. Кожаный пиджак, длинный шарф, ботинки на платформе, и сигарета во рту. Походка неторопливая и изящная.
Сибилла вжалась в тёмное пятно возле входа, молясь, чтобы Вэл её не заметил, и жадно пожирала его глазами. Какой же он красивый... Казалось бы, она, видевшая его каждый день на протяжении уже нескольких месяцев, должна была привыкнуть к его внешности, но она стояла ослепленная и покоренная им, и смотрела на него уже не глазами Мари, а своими собственными. Значит вот он какой... Значит, он действительно существует... И, слава богу, с ним всё в порядке!
Он подходил всё ближе, а Сибилла смотрела на него, забыв обо всём на свете. И об осторожности тоже.
— Мари???
Его низкий голос, словно выстрел, ворвался в её мозг, возвращая к реальности.
ЧЁРТ!
Сибилла видела, как он внезапно замедлил шаг и остановился в двух метрах от неё, как будто в нерешительности. Почему-то сильно побледнел, это было заметно даже в неверном свете фонаря. Сибилла судорожно пыталась найти выход из создавшегося положения. Чёрт!
— Мари, это ты?.. — "Почему у него такой странный голос? И почему такой дикий взгляд?.."
— Да, я. — А что она еще могла сказать?! На данный момент это был единственный возможный ответ.
Он вздрогнул от звука её голоса, как от удара, и еще больше побледнел. Сибилла услышала, что его дыхание стало тяжелым, как было всегда, когда он сильно волновался. Он оглянулся по сторонам, словно ища поддержки, но его приятели, миновав его, уже зашли в клуб. Вэл растерянно провел рукой по лицу.
— Надо завязывать с выпивкой. — Неуверенно сказал он.
— Ты произносил эту фразу раз двести. — Не удержалась от тихой реплики Сибилла.
Вэл снова вперился в неё взглядом, но уже в панике. Казалось, еще чуть-чуть — и он сбежит, удирая от неё без оглядки.
— Вэл, с тобой всё в порядке? — Всё так же тихо поинтересовалась Сибилла. Вообще-то это был глупый вопрос, она же видела, что с ним что-то не так.
— Так это вправду ты, Мари?.. — Он подошел ближе, жадно вглядываясь в её лицо. — Но как... Ты же... Я ничего не понимаю... Мне же сказали... — Он запнулся и замолчал, но потом внезапно вскинулся и задышал еще тяжелее. — Ты пришла за мной?
— Что??
— Ты пришла, чтобы забрать меня с собой?..
Ну и как она должна была ответить на этот вопрос? Совершенно сбитая с толку, Сибилла решила продолжить в том же духе.
— Забрать куда?..
Видимо, вопрос был неправильный, потому что Вэл вдруг прищурился и отступил на шаг.
— Ты кто? — Подозрительно спросил он, кутаясь в пиджак. — Моя Мари умерла, а ты кто?
"Умерла?! О, Господи... Умерла... Бедная девочка!! Так вот почему всё прекратилось... Но как это произошло?! Почему я не почувствовала?!."
Теперь Сибилла поняла, что Вэл, по всей видимости, принял её за призрак Мари, потому-то так и вёл себя. Она вышла из тени и сочувственно протянула к нему руку, но он поспешно отпрянул.
— Да не бойся ты! Я живая... — Сибилла имела в виду, что живая именно она, не подумав, как Вэл может понять её слова. — Ну, дотронься до моей руки, она тёплая... Ну же!.. Что?.. Чёрт, да это просто перчатка!.. Ты до руки дотронься... Вот... Чувствуешь?.. Ох, ты сам-то холодный как смерть... Замёрз, что ли?.. Эй, ты что?! Вэл, ты чего??.
Сибилла увидела, как он упал перед ней на колени, и в растерянности глядела теперь сверху вниз на его макушку. Он уткнулся лицом в её солнечное сплетение и намертво обвил руками. Сибилла чувствовала всем телом, как он судорожно вздрагивает. "Дурачок, он джинсы себе испачкал, теперь придётся стирать" — пришла в голову неуместная мысль. О чём бы еще подумать, чтобы не сойти с ума от ощущения на своём теле этих рук?..
— Вэл, ну ты что? — Сибилла попыталась высвободиться, но он еще крепче прижался к ней. — Вэл, ну прекрати! Отпусти меня... Да никуда я не денусь!..
— Обещаешь? — Прогудел он куда-то ей в живот.
— Да.
"Ты сам меня прогонишь, когда узнаешь всю правду..."
Он выпрямился, но рук не убрал. Сибилла увидела, что его ресницы стали чёрными, это значило, что они были влажными. Он улыбнулся и зарылся носом в её волосы.
— Моя девочка... Моя Мари... — Его шёпот щекотал ей ухо. — Как же я соскучился... Это так неожиданно, что ты здесь... 
"Неужели это тебя совсем не удивляет??" — Сибилла, наполовину потерявшая сознание от его ласки, мучительно соображала, как ей выйти из создавшегося положения. 
— Вэл... — Она сначала осторожно, а потом решительно отстранила его от себя. — Вэл, нам нужно поговорить.
— Что?.. — Он с явным трудом возвращался в реальность. — Ах, да, поговорить... Наверное, нужно... Давай поговорим, Мари.
— Не здесь. Я совсем продрогла, к тому же, разговор слишком серьёзный для улицы... Может, в клуб зайдём?
Он окончательно пришел в себя и даже хмыкнул.
— Ну да, там просто отличное место для разговора!.. — Вэл оглянулся. — Пойдём ко мне, Мари, там нам никто не помешает.
Сибилла совершенно отчётливо понимала, что "к нему" ей идти не следует, потому что... Потому что не следует. Потому что он выглядел таким беззащитным и притягательным. Потому что она его любила. Потому что фразу "там нам никто не помешает" он произнёс до дрожи двусмысленно... Но она так замёрзла, а предстоящий разговор совсем не годился для публичных мест.
И вот уже перед ней знакомая дверь... Знакомая прихожая... 
Знакомые губы с запахом сигаретного дыма... Знакомые руки, судорожно прижимающие её к себе. 
Разговор... Она имя своё забыла, не то что тему разговора...
Пусть он не останавливается, она скажет ему всё потом...

Ночью Сибилла не смогла заснуть. Она лежала, уткнувшись щекой в тёплое плечо Вэла и смотрела в окно. Всё еще было полнолуние. Луна выглядела абсолютно такой же, какой Сибилла наблюдала её со своего балкона совсем недавно. Со своего балкона... А теперь она лежит рядом с Вэлом в его постели. "Выдавая себя за Мари". Мысль была неприятной, но правдивой. Сибилла слегка приподнялась и облокотившись на локоть, скользнула взглядом по Вэлу. 
То, что она молчала, было нечестным по отношению к нему. Он имел право знать правду, пусть даже эта правда не была нужна ни ему, ни ей. Пусть даже от неё будет больно. Притворяться дальше — еще хуже.
Решено. Она расскажет ему всё прямо сейчас.
— Вэл... — Тихонько позвала Сибилла, дотрагиваясь до его плеча. — Вэ-эл...
Вообще-то она знала, что будить его среди ночи для того, чтобы поговорить, — занятие по меньшеё мере бесполезное, если не сказать рискованное. Вэл был из тех, кто, если уж засыпал, то спал как убитый и страшно не любил, когда его будили. Но Сибилле было совершенно необходимо всё рассказать ему прямо сейчас, когда у неё еще осталась решимость, потому что, — она подозревала, — еще немного, и она не захочет ему вообще ничего рассказывать.
— Ммм?.. — Вэл поднял голову с подушки, недоумённо озираясь, демонстрируя мутный взгляд из-под спутанных волос. — Что такое, Мари?
— Вэл, я хотела тебе признаться... Еще там, возле клуба...
"Давай, же, Сибилла! Сейчас или никогда..."
— Дело в том, Вэл, что я не Мари...
"Ну вот, я сказала это..."
Он честно попытался проснуться и собрать мысли в кучку. Даже тряхнул головой для большего эффекта. Это выглядело довольно забавно — полусонное вежливое лицо и отсутствующие глаза.
— Чего??. Мари, ты что, опять покупала травку у Сэнди?.. Детка, я же просил тебя этого не делать!..
— Какую травку?.. Да нет же, Вэл! Я в своём уме. Но я правда не Мари, я совсем другая девушка...
Похлопал ресницами. На его лице красным неоном мигала надпись "Заканчивай трёп и дай мне поспать", но он же решил быть вежливым! Поэтому он лишь зазывающе улыбнулся и, притянув Сибиллу к себе, примирительно произнёс:
— Ты — это ты, моя сладкая. А теперь давай спать, ладно?.. — Дождался её покорного кивка. — Вот и славненько. Я положу на тебя руку, можно? Ух, какая же ты мягкая... Не хочешь пожелать мне спокойной ночи?.. Что? Ну и что, что уже желала, я еще хочу... Спасибо. А где поцелуй?.. Во-от, хорошая девочка, урррр... Уже отворачиваешься?.. Ты что, собралась спать?!. Когда это я сам говорил "давай спать"?!. Неправда... Иди ко мне, завтра выспимся...
Позже, уткнувшись в шею уже посапывающего Вэла, Сибилла не сдержалась и тихонько шепнула ему "Я люблю тебя", радуясь, что он не услышал, словно она случайно открыла тайну, знать которую ему не следовало.

Утром она как обычно пошла варить кофе. Сварив, повернулась, чтобы налить его в кружку. Вздрогнула и чуть не опрокинула горячий напиток — Вэл стоял в дверном проеме и внимательно наблюдал за ней. Его зеленые заспанные глаза были по-кошачьи прищурены, а напряжённый взгляд красноречиво перемещался от кружки со свежесваренным кофе к пустой пепельнице на столе. Он откинул волосы за плечи и сложил руки на голой груди.
— Ты мне что-то говорила ночью... Прости, я не запомнил... — Он врал. Сибилла видела по глазам, что он всё помнит, просто не хочет верить. — Ты же знаешь, мне бесполезно что-то говорить, когда я сонный... Не могла бы ты повторить свои слова еще раз?..
"Какие слова — что я не Мари или что я люблю тебя?.." 
Сомнения были неуместны. Конечно же, он хотел знать первое. Сибилла медленно поставила кружку обратно на стол и осторожно присела на табуретку.
— Я не Мари, Вэл. — Слова тихие и отчетливые. Она даже умудрилась спокойно посмотреть в его глаза. 
— Что это значит? — Вэл терпеливо ждал объяснений.
— Это значит, Вэл, что твоя Мари действительно умерла... — Сибилла увидела, что он побледнел, как будто его ударили в живот. — А я совсем другая девушка, просто очень сильно похожая на неё. Я не накурилась травки, не пьяна и не сошла с ума. Я просто действительно не она.
Он смотрел на неё долго, мучительно долго. Потом опустился на свободную табуретку и прислонился спиной к стене. Достал сигарету и закурил. С наслаждением затянувшись, он прикрыл глаза и, выпустив дым из ноздрей, спросил:
— А кто ты? — Спросил почти равнодушно, так, что было непонятно, поверил ли он или просто решил на время притвориться.
Она вздохнула.
— Меня зовут Сибилла...
— Сибилла?.. — Красивая бровь приподнялась. Еще одна затяжка, и зеленые глаза смотрят уже более внимательно. — Продолжай.
Продолжать... Ну, она продолжила... Уложилась в несколько предложений. Рассказ, лишенный подробностей, был коротким.
Он ни разу не перебил, ни разу не переспросил. Просто сидел и курил. По существу, перед ним сейчас второй раз умерла его девушка, а он просто сидел и курил. Хорошая выдержка. Или банальное безразличие?..
Сибилла вздрогнула, когда он внезапно резко поднялся и, зависнув над ней, угрожающе прошипел:
— Мари, если ты всё это придумала, просто чтобы позабавиться, я убью тебя собственными руками!..
Значит, всё-таки не поверил. Ох, как же она устала!.. Сибилла отвернулась к окну и тихо спросила:
— Скажи, разве Мари умела варить кофе?.. И разве она когда-нибудь пила кофе прежде, чем выкурит сигарету?..
Вэл как-то сразу сник. Сел обратно, отчаянным движением смёл со стола пачку сигарет и пустую пепельницу и закрыл лицо руками.
Сибилла думала о том, как она всё усложнила, импульсивно приехав сюда. 
— Знаешь, — послышался вдруг глухой голос Вэла из-под рук. — Я ведь слышу твоё имя не в первый раз.
Он посмотрел на неё измученными пронзительными глазами, и Сибилла, несмотря на перекрывавшее все эмоции недоумение, почувствовала к нему дикую жалость.
— Сибилла... — Произнёс Вэл, словно пробуя её имя на язык. — Необычное имя. Я услышал его в первый раз от Мари... Чёрт!.. Мари... Пару месяцев назад она сказала, что ей приснился странный сон. Что будто бы она была другой девушкой в другой жизни, со странным мистическим именем... Сибилла. Что её жизнь была совсем другой — чистой, светлой... Когда она рассказывала, её лицо просто дышало одухотворённостью... — Вэл нагнулся и поднял с пола сигареты. Закурил. — Я тогда в шутку спросил, мол, чего она обкурилась. Она сначала разозлилась, потом смутилась и сказала, что купила отличной травки у Сэнди... Мы тогда жутко поругались... Не из-за сна, а из-за травки. Больше она о той, другой жизни не рассказывала. Но однажды обмолвилась, что видит эти сны каждый день...
Сибилла сидела совершенно потрясённая. Стало быть, их связь с Мари была двусторонней. Надо же, как всё перемешалось...
— Мне нужно идти, — сказал вдруг Вэл и поднялся. — Извини, я пойду переоденусь, у меня есть дела...
— Я знаю, — Сибилла улыбнулась. — Репетиция, да?
Он глянул на неё одновременно восхищённо и испуганно, как смотрят на ясновидца, способного на расстоянии прочитать твои сокровенные мысли. 
— Подожди, Вэл, мне нужно у тебя спросить...
— Да?..
Сибилла растерялась под его пристальным взглядом, и фраза получилась короткой и куцей:
— Как она умерла? — тихо пробормотала, глядя в его глаза.
— Передоз, — коротко бросил он. — Купила у кого-то дерьмовых наркотиков и залила их вином. 
— А как ты узнал?
Молчание. "Не хочет говорить..."
— Я сначала думал, она меня бросила... Не приходит, не звонит... Потом её родители прислали мне извещение, — он болезненно поморщился. — Практически открытку. Мол, этого и следовало ожидать после того, как она связалась с тобой... Просили не приходить на похороны. Когда я увидел тебя возле клуба, сначала испугался... Потом подумал, что эти идиоты специально разыграли театр, чтобы мы расстались, а что ты на самом деле оказалась жива... Что ОНА оказалась жива... — убитым голосом поправился он и скрылся в прихожей.
Сибилла дрожащими пальцами потёрла свои, ставшие влажными, глаза. Она хотела задать еще один вопрос, но теперь передумала. Какая разница, из-за чего Мари так поступила? Вэл, скорее всего и сам спрашивал себя о том же, а Сибилла не хотела больше мучить его. Мари поступила так, как поступила, это был её собственный выбор. А том, что привело её к этому, можно было только догадываться.
Сибилла прислушивалась, как Вэл возится в другой комнате, и отвлеченно размышляла — выйдет он попрощаться или нет.
Он показался в проёме двери, уже полностью одетый, — весь в чёрном, — молча постоял, рассматривая её, потом слабо улыбнулся.
— Я приду вечером. Куплю что-нибудь из еды. — Выражение его глаз на секунду изменилось, обдав Сибиллу внезапной нежностью. — Ты так сильно на неё похожа...
Уже почти вышел, но в дверях обернулся и с какой-то детской растерянностью спросил:
— Сибилла... Ты ведь не уйдешь... как она?.. Не оставишь меня?.. Она... она меня не предупредила... — Его голос дрогнул. — А я не понял... 
Молчание прерывалось лишь его, вновь ставшим прерывистым, дыханием.
— Не уходи, как она... Хоть ты... — Не дождавшись её ответа, он отвернулся и поспешно вышел, почти выбежал.
"Хоть ты". Это было жестоко, но он этого не заметил. Сибилла подумала, что она получила по заслугам. Она навсегда останется для него вот этим вот "хоть ты". Всего лишь копией Мари.
"Как же сильно он её любил...".
Сибилла неподвижно сидела, молча смотря в чашку остывающего кофе, чувствуя, как внутри, в районе сердца, что-то корчится от боли и умирает, оставляя за собой безразличие и онемевшую пустоту.
Когда кофе окончательно остыл, Сибилла медленно встала, вылила его в раковину и пошла переодеваться. Её самолёт отлетал через час.


- 6 -


Сибилла долгое время ни с кем, кроме Лизы, не общалась. Не то что это было какое-то особо продуманное поведение... Нет. Ей просто не хотелось. Говорить было не о чем. Она бродила по улицам своего города и наблюдала за сменой сезонов. Унылая осень принесла себя в жертву такой же унылой зиме. Зима была долгая, ох, какая же долгая...
А весной Сибилла увидела его. Паренька, как две капли воды похожего на Вэла. 
Он сидел на ступеньках магазина на улице и что-то наигрывал на потрепанной гитаре. Сибилла хорошо помнила, как сперва подумала, что у неё галлюцинации. Потом в голове пронеслась молниеносная мысль "Что Вэл здесь делает?!". Когда же она рассмотрела его получше и поняла, что это не Вэл, она испытала дикое облегчение, смешанное с таким же диким разочарованием. Долго стояла неподалеку и слушала, как паренёк играет, и смотрела, и смотрела на него...

Сегодня она тоже пришла сюда. Сначала хотела, как всегда, сесть за столик уличного кафе и, заказав чашечку чёрного кофе, вновь прослушать от начала до конца выступление музыканта. Но потом вдруг передумала и, подойдя поближе, уселась напротив него на лавочку.
Он некоторое время отрешенно смотрел на носки её чёрных лакированных ботинок, продолжая что-то наигрывать. Потом поднял голову, подождал, пока ветер сдует с лица непослушные чёрные волосы, и, взглянув на Сибиллу, улыбнулся.
Она хотела отвернуться, но с удивлением поняла, что его большие зелёные глаза цепко держат её взгляд. Посмотрела внимательнее, с каким-то болезненным наслаждением отмечая его сумасшедшую, вблизи еще более заметную, похожесть на Вэла. Разве что волосы короче. И глаза... не такие холодные, выражение иное. Может, потому что молод еще. Губы цвета красного вина... А улыбка совсем такая же — искушающая и подвижная. Недетская. "Мерзавец", — почему-то вспомнилось ей излюбленное словечко другой девушки, обращенное к другому мужчине. Сибилла почувствовала, как уголки её рта против воли начинают приподниматься, а потом вдруг широко, впервые за долгое время с удовольствием улыбнулась ему.
— Привет, я Вилле, — дружелюбно сказал он в ответ на её улыбку. Потом неожиданно смутился и добавил, глядя на неё сквозь полуопущенные ресницы: — Знаешь, ты мне снилась...
Она протянула руку и провела пальцами по струнам его гитары.
— Меня зовут Мари...
Он улыбнулся.
— Хорошее имя. Простое и красивое.
— Да, — кивнула она. — Я тоже так думаю...


Back to the Close to HIM Main Page