Золушка без туфелек


Фиона грустно смотрела на капли дождя, стекавшие по глади оконного стекла, цепляясь за его поверхность. Они тихо, жалобно барабанили по подоконнику, текли по нему, падали вниз, на мокрый асфальт… Как тоскливо и одиноко! Невыносимо одиноко. Она развернулась голыми пятками на полу по направлению к кровати и зашлёпала босыми ногами к ней. Пожалуй, теперь-то она захотела спать. Несмотря на то, что уже 2 часа ночи. Чёрт бы побрал эти тапки, которые валяются где попало!!! Девушка забралась под тёплое одеяло и, всё ещё ёжась от холода, закуталась в него.
* * *
Яркое солнце скользнуло по сомкнутым векам, настойчиво пробираясь под ресницы. Фиона открыла глаза. Бедная, но опрятная комната. Распахнутое настежь сводчатое окно в готическом стиле. За ним – зелень могучих деревьев, благоухание цветов и трав, щебет птиц…голубое небо и лучи солнца, щедро дарящие всем и вся своё тепло и радость. Она встала и затянула корсет, одела свою обычную одежду служанки. На кухне она должна быть через десять минут. Иначе королевское величество разгневается тем, что никто не принёс ему завтрак. А гнев короля – это тебе не шуточки!
Девушка спешно выбежала из комнаты, на ходу забирая волосы в тугой узелок и надевая на них сетку. Она поправила фартук, юбки, и, широко улыбаясь, влетела на кухню. Там уже копошились её подруги-поварихи – готовый, ароматно пахнущий завтрак составляли на поднос, доливали в чайник воду, ставили на огонь воду для супа… Фиону приветствовало дружное «Доброе утро, соня!» Девушке быстро вручили огромный серебряный поднос с завтраком и услужливо открыли дверь, дабы она могла выйти из кухни беспрепятственно. Ловко преодолевая лестницу за лестницей, дверь за дверью с подносом в руках, она наконец-то достигла королевской столовой, из которой уже доносились возмущённые реплики Его Величества по поводу неповоротливости и лени служанок в его дворце. Не без опаски она заглянула, а затем вошла в зал, и король мгновенно успокоился, перейдя на другую тему разговора с его сыном, который вальяжно развалился в кресле за столом, придирчиво глядя на себя в зеркало напротив, которое висело на стене. Этот юноша никогда не вызывал у Фионы никаких чувств, кроме удивления его небывалой самоуверенностью и сарказмом, но в этот день она почему-то поглядела на него другими глазами. Едва войдя в зал, она была поражена его доселе незаметной ей красотой и элегантностью. Её восхитили его серо-зелёные, бездонные, как море, глаза, изящные, несколько женские, манящие губы, несколько широковатый нос, слегка изогнутые брови, чётко очерченные, плавные линии бледного лица цвета слоновой кости, тёмные, густые кудри, рассыпанные по изящным плечам… Грациозная статная его фигура поразила её кошачьими, неспешными и осторожными движениями. Длинные, текучие чувствительные пальцы. Мягкий, бархатный завораживающий голос, который спокойно и уверенно спорил с отцом:
- Я не намерен портить свою славную молодость женитьбой на девушке, которая, наверняка, не умнее курицы!!! Папа, неужели вы не понимаете, что принцессы в нынешнем возрасте абсолютно глупы, нерешительны и вообще непривлекательны?! И я не хочу заканчивать свои лучшие годы браком с одной из них!
- А мне надоело терпеть твои выходки и гуляния с твоими сомнительными дружками! И вообще, эти твои прогулки по городу ничем добрым не кончатся. Мало того, что ты развлекаешься со всякими недостойными девицами…
- Довольно порицать меня тем, что ты и сам в молодости делал! – метко огрызнулся принц, тряхнув своей шевелюрой. Волосы его мягко рассыпались по плечам, облачённым в чёрную атласную рубаху. 
Фиона остановилась возле стола, глядя на него, как зачарованная, забыв обо всём на свете. Юноша тотчас заметил её взгляд и, красуясь перед нею, ещё раз тряхнул волосами и наградил её томным, влажным взглядом, отчего та чуть не уронила поднос.
- Нынче уже не те времена, Вильям!!! – смущённо ответил король. Наконец, он обратил внимание на стоявшую рядом девушку, млевшую под оценивающим взглядом его сына. – Вот, к примеру, даже эта служанка скажет тебе, что ты не прав! – кивнул король на Фиону.
Она очнулась от неги и ошеломлённо посмотрела на него, не понимая о чём он
говорит.
- Я не прав, так? – обратился к ней Вильям. – Не прав??? – и он пустил в ход все свои чары, устремив свои глаза на смущённую девушку. Она зарделась, помотала головой, потом покивала, и только после этого опустила глаза, боясь, что выдаст свои чувства, которые не следовало бы испытывать служанке к своему господину.
- Не смущай бедняжку, - первым сжалился король. – Конечно, ты не прав. Ты свободна!
Фиона спешно раскланявшись, быстро направилась к выходу. Она опрометью кинулась на кухню, потом к себе в комнату, и только там, за закрытыми дверями, задыхаясь от бега, посмела думать о Вильяме и попыталась разобраться в своих чувствах. Так-так, что-то с ней случилось… Почему раньше она не замечала его, а теперь вот так вот взяла, да и обратила внимание на него? Она удивлялась, как это раньше не замечала, как он красив. Боже, как же он красив! Хотя, принцу и положено быть таким, как наглядно обещают сказки. А она - всего лишь Золушка. Хмм… Золушка без туфелек. А значит, у неё нет никаких шансов на то, что он хоть ещё раз обратит на неё внимание. А то, что было сегодня утром – всего лишь случайность. Ему просто нравится издеваться над молоденькими служанками…
Отдышавшись и посидев немного в комнате, Фиона вышла на кухню. Гретта и Ханна о чём-то судачат. Она никогда не прислушивалась к их сплетням. О чём же сейчас они говорят? Опять странно! Она интересуется их разговорами. Так о чём они там сплетничают?
- А я тебе говорю, он гуляет по городу, разодетый, как простой горожанин! – с жаром доказывала Гретта.
- Ещё чего! Будет его высочество разгуливать среди нас! Делать ему нечего. У него и без того полно развлечений…- многозначительно подмигнула Ханна.
- Каких же, позволь узнать? Небось, ты – одно из них? – покатилась со смеху Гретта, а вместе с нею и все повара.
- Не твоё дело, рыжая! – насупилась Ханна. Гретта смолкла, припасая фразу пообиднее за то, что её назвали рыжей. Ничего она не рыжая! Просто волосы слегка отдают рыжим цветом. Вечно эта Ханна всё принижает!
- О ком это вы говорите? – спросила удивлённая Фиона.
- Да принц Вильям, черти его подери! – вскипела Ханна. – Говорят тут всякие, будто он разгуливает по улицам города в одеждах простолюдинов! – кивнула Ханна на Гретту.
- А я правду говорю! – возмутилась та. – Фиона, вот скажи, разве такого не может быть?
- Ну, не знаю…
- «Не знаю» значит «да»!!! – победоносно заключила Гретта, с видом победителя
вскинув голову.
- Это означает, что человек сомневается, глупая! – бросила Ханна. – Вот опять, суп сбежал из-за тебя!
Ханна засуетилась вокруг кастрюль, устраняя последствия «аварии». Гретта тоже
занялась нарезкой овощей для салата. Фиона осталась наедине со своими мыслями. Она не очень-то верила тому, что говорили две заядлые сплетницы, но иногда отмечала в их разговорах выгоду для себя.
Зазвонил колокол. Началась утренняя служба. Королевская чета направилась в церковь, а Фионе пришло время прибираться в их комнатах. Успешно покончив с уборкой в спальнях короля и королевы, их двоих дочерей и старой королевы-матери, Фиона, как обычно направилась в комнату принца Вильяма.
Зашла внутрь. Вновь резануло по глазам солнце, оттеняя кроваво-красное покрывало на кровати. Опять скомкано. Что, этот принц прыгает что ли ночью на кровати?! Закончив с уборкой, Фиона решила задержаться чуть-чуть в его комнате. Здесь всё в красноватых тонах. Кровать из чёрного дерева, шкаф, стол…огромное зеркало во всю стену. Он любит смотреть на себя. Девушка нежно погладила рукой по покрывалу кровати. А что, если она приляжет? Всё равно никто не узнает… а потом уберёт за собой. Фиона осторожно легла на краешек широкой кровати, поразившись мягкости перин. Она несколько секунд смотрела на расписанный потолок. Почему-то он весь в каких-то орнаментах. Странно.
Он сладостно прикрыла глаза, вдыхая свежий ветер, дующий в окошко. Какой замечательный день! Надо будет прогуляться сегодня.
Она лежала так несколько минут. Внезапно почувствовала жаркое дыхание и лёгкое движение… открыла глаза и чуть на закричала. Над ней склонился ни кто иной, а сам Вильям! Как же ей стыдно!!! А он смеётся! Хам! Фиона вскочила, словно ошпаренная, и рассыпалась в извинениях. Вильям стоял и тихо смеялся, глядя на неё, как на музейный экспонат. Взгляд его был такой, словно она стояла перед ним голая.
- Да хватит уже вежливостей! – сквозь смех произнёс он.
- Извините, мне пора идти…
- Да, конечно. Только сначала ответь на вопрос, на который не ответила сегодня утром.
- Какой вопрос, Ваше Высочество??? – побледнела, как мел Фиона, вспомнив это утро.
- Прав я или нет?
- Простите, я не слушала вашего разговора… поэтому не могу сказать ничего точно…
- Я веду разгульный образ жизни, и это знает всё королевство, - философски сказал Вильям. – И считаю, что молодости это присуще было всегда. Так прав я или нет???
- Э… я не знаю, никогда не задумывалась…
- А ты не думай.
- Я не знаю.
- Я приказываю тебе ответить! – грозно стал надвигаться на Фиону Вильям. Точнее, ей показалось, что грозно, но на самом деле, он всего лишь сделал шаг вперёд.
- Да. Вы правы, Ваше Высочество. А теперь я могу идти?
- Иди! И ты ещё не раз убедишься в моей правоте, - прищурился Вильям, вновь смутив девушку «раздевающим взглядом».
Фиона выскочила из королевских покоев и стремглав помчалась в комнату. Господи, это невозможно, она говорила с Вильямом! Как это она на месте не умерла от его испепеляющего взгляда!!! Он так прекрасен, что у неё коленки дрожат. Это невозможно! Это глупо. Влюбиться в королевского сына, не имея шансов. Это ужасно. Но так замечательно!!!
* * *
Всю следующую неделю Фиона прожила, как во сне. Больше она не сталкивалась с принцем наедине, он не обращал на неё внимания на публике, но чувство её из простого восхищения переросло в жгучую влюблённость, а затем даже в страсть. Она сжигала себя мыслями о НЁМ, мечтами, тоской, безнадёжностью… И чувствовала себя счастливой. Впервые в жизни. Да что жизнь…она не жила до того, как полюбила Вильяма. Теперь она чувствует, живёт по-настоящему. Она любит его, и этим всё сказано. Каждое утро, день, вечер – каждый раз, когда она приходила в королевскую столовую с серебряным подносом в руках, Вильям неизменно сидел там, как всегда спорил с отцом, а она, стараясь спрятать под ресницами свой взгляд, любовалась ИМ тайно. Тайно для всех, но не для него. Для него не было тайн. Если девушка была в него влюблена, он это чувствовал даже в звуке её шагов.
А по прошествии недели, в воскресенье вечером, во дворце был бал. По старинной, сказочной – или жизненной? – традиции, король объявил смотрины невесты для принца Вильяма. Его Величество всё же настоял на своём, хотя для Вильяма это был день траура.
Претендентки на жён приехали ещё днём раньше. Всё это время, вплоть до бала, Вильям наслаждался их вниманием, восхищением, осчастливливал их как физически, так и морально – заверениями вечной любви и преданности… а вечером, в течение всего бала, даже не взглянул ни на одну из тех, с кем развлекался ранее…
Фиона чувствовала от этого облегчение. Она бы погибла от ревности, если бы он женился на ком-нибудь. Впрочем, таков удел служанки, посмевшей влюбиться в своего господина, думала она. И тешила себя этой мыслью. До поры…
* * *
Она пошла за продуктами на базар. Была суббота, разгар дня. Время близилось к полудню. Торговки, как обычно, зазывали покупателей, набивали цену, ругались, отбирали клиентов друг у друга…в красочной, шумной толпе было сложно протолкнуться с корзинкой фруктов и овощей. А ведь их ни в коем случае нельзя мять – это фрукты для королевы и короля. Они не доверяют тем, кто возит фрукты-овощи на дом, им подавай исключительно «ручные». В очередной раз пробив себе метр пути ко дворцу сквозь гущу народа, Фиона столкнулась с молодым человеком. Он был просто одет, лучезарно улыбался и вежливо предложил помочь донести корзинку... В пёстрой толпе Фиона даже не пригляделась к его лицу, и быстро, с радостью, согласилась…
А проснулась она уже в объятиях этого молодого человека, в до боли знакомой комнате. Хм…где это она её видела??? Красное покрывало, потолок с орнаментом…Боже правый, да она же в королевских покоях! Принц Вильям… а кто этот юноша? Как он сюда попал…и вообще, что случилось?
Сладко потянувшись, словно кошка, он обвил её шею белоснежными руками и прошептал:
«Ну скажи, милая, я ведь был прав?» От этой фразы кровь застыла в жилах Фионы. Она словно окаменела, и лишь захлопала ресницами, в ужасе и удивлении глядя на обнимавшего её Вильяма. А он всё улыбается. Опять этот его раздевающий взгляд…чёрт! Да она и так раздетая… Но девушка даже не пошевельнулась. Страх куда-то отступил, его место заняла любовь, так долго хранимая в себе. Фиона застекленевшим взглядом посмотрела на Вильяма, всё ещё не веря самой себе. Он тихо шепнул ей на ухо: «Закрой глаза!», и она подчинилась. Закрыла глаза, и через миг их обдало уже знакомым жарким дыханием, тёплые, чувствительные руки заскользили по её телу, а те самые манящие губы, которыми она грезила бессонными ночами, прикоснулись к её губам, покрыли поцелуями её шею, плечи…
В комнату она возвратилась незадолго до восхода солнца. В ней боролись два чувства: лёгкое, бескрайнее счастье и робкая неуверенность в том, что же будет дальше. Счастье, однако, победило, и она, тихо напевая, расчёсывая густые, светлые распущенные волосы, провела остаток ночи перед зеркалом в своей маленькой, бедной комнате с окнами в готическом стиле, распахнутым настежь…
* * *
Как отчаявшиеся люди делают невозможные поступки, так и Фиона, полностью отдавшись своим чувствам, кинулась бы в омут с головой, если бы Вильям этому поспособствовал. Но, увы или ура, он вновь сделался так же холоден и насмешлив, как и прежде. И ещё три дня она провела в исступлённой любви, заглушавшей всё прочее, что её окружало и что шептало в глубине её души. А на четвёртый день он уехал. Уехал свататься к какой-то неизвестной девушке. Другой. Сердце Фионы было разбито, и она проклинала всё, что было с нею и с ним и то утро, с какого всё началось…но, как бы ни старалась она убить в себе любовь, пробудив ненависть, заглушить боль от разлуки и предательства, это у неё не получалось. Она всё так же любила его, всё так же мечтала и вожделела. Ненависти не было, только боль…в отчаянии девушка пыталась расстаться с жизнью – забралась на высочайшую башню королевского дворца, но передумала – что-то шепнуло ей тогда, что ещё рано расставаться с жизнью. Впрочем, такие мысли часто возникают у самоубийц, просто немногие к ним прислушиваются. :) 
Спустя 2 дня после отъезда, Вильям вернулся. Он приветливо улыбнулся Фионе, когда та принесла завтрак в очередной раз, но она лишь наградила его холодным, презрительным взглядом. И он вновь рассмеялся своей проклятой демонической улыбочкой! Его даже чёрт не поберёт!
Следующие два дня во дворце шли приготовления к свадьбе. Весь королевский двор, даже сам король был заинтригован в том, кто же станет невестой принца Вильяма. По исходу 2го дня Фиона сидела и рыдала в своей комнатушке. Сердце её разрывалось на части от боли и любви – таковы два спутника человека, который хоть раз побывал счастливым… В дверь постучали. Она, наспех вытерев глаза платком, открыла. На пороге стоял ОН. В красной атласной рубашке, чёрные штаны…волосы рассыпаны по плечам, на губах играет та же улыбка – раздевающе-демоническая. В руках у него что-то чёрное. Фиона пару секунд думала, захлопнуть у него перед носом дверь или нет. То, что Вильям был королевской особой, её сейчас мало волновало. Но она не закрыла дверь. Лишь отступила назад. А он ступил вперёд. Вновь она испытала то же, что две недели назад в его комнате, когда прилегла на его кровать во время утренней церковной службы. Её захлестнул страх и стыд. Стыдилась она себя, всего, что было совсем недавно. И того, что не закрыла дверь. Выражение его глаз, однако, стало вдруг нежным и добрым, хотя не без задоринки, хотя улыбка и не сошла ещё с губ. Он заговорил:
- Прости, что так вот врываюсь… просто, хотел извиниться за то, что я сделал с тобой…
- Что ты со мной сделал? Нет, ты не знаешь, что же ты сделал. Ты… ты… ты чуть не убил меня! – впервые за все две недели воздыхания по Вильяму Фиону захлестнула дикая ярость. Она кинулась на него с кулаками, принялась колотить его в грудь, но он крепок обнял её и, успокаивая, гладя по голове, как ребёнка, приговаривал: «Тише, тише, милая!» 
А «милая» уже не могла колотить его. Она просто устала. Обессилела, измотанная душевными терзаниями. Всё было так прекрасно, она его любила, надеялась – хоть и глупо это было – мечтала…всё было бы замечательно, если бы он тогда не встретил её на улице…она бы просто любила его на расстоянии. А теперь…теперь она сломалась.
Жизнь не имела смысла. Её наполнила боль, как яд, отравляя сердце. Это всё он
виноват. Или она?… Виновата судьба. И эти дурацкие сказки про Золушек, которые позволяют надеяться на то, что невозможно!
Вильям поцеловал её. Едва она ощутила его мягкие губы, боль прошла. Всё прошло. Только любовь, похороненная заживо где-то в глубине сердца, снова шевельнулась. А потом ОН сказал: «Мы так молоды. Но ни ты, ни я, не уйдём из этой жизни порознь. Только вместе!» Тогда она не поняла его слов, но осознала их уже потом.
На следующее утро лил дождь. Но солнце тоже светило. И оттого радуга взмыла дугой в небо, оповещая людей о том, что свершилась их судьба.
Фиона уже ничего не могла думать. Сегодня Вильям женится, а она ничего с этим
поделать не может. И вчера он, по-видимому, пришёл проститься с ней и навечно убить в ней надежду! Что это ещё лежит на её столике у зеркальца? Тот самый чёрный предмет, который он вчера держал. Небось, пистолет, мол, кончай жизнь самоубийством, хмуро подумалось ей. Развернула. Что?!!! Это кольцо!!! Обручальное… кольцо!!! Фиона не поверила своим глазам. Наверно, забыл. Надо немедленно вернуть. Привычно сворачивая волосы в узел, надевая на них сетку, и расправляя фартук, Фиона стремительно бежала по залам дворца, ища Вильяма. Он не может жениться без кольца.
Забежала в его комнату. А он там. Почему-то один. Странно! И платье подвенечное на его кровати лежит. «Как бы я красиво в нём смотрелась!» - подумала Фиона. 
- Вильям, ваше кольцо…
- Это твоё кольцо, милая.
- Нет, это ваше. Вы вчера забыли…
- Это твоё. И платье тоже твоё. ТЫ выходишь замуж.
- Я не собиралась выходить замуж, Ваше Высочество, - усмехнулась печально она. Опять он шутит. И снова смеётся. 
- Ты выходишь замуж. За меня.
От неожиданности она потеряла дар речи. Просто стояла и глупо смотрела на улыбающегося Вильяма. Он точно сошёл с ума. Это же невозможно. Так бывает только в сказках про Золушек и всяких там таких… Но ОН подошёл своей кошачьей походкой ближе, поцеловал. И сказал свою коронную фразу:
- Разве я не прав???
* * *
Фиона открыла резко глаза. Дождь всё ещё шёл. В эту ночь она решительно не может спать! Говорят, сказки помогают заснуть. Пожалуй, она прочтёт сказку о Золушке…

Автор Love Demon


Back to the Close to HIM Main Page